Транзит: Давид Бурлюк. Бегство от «главной музы»

21 сентября 2021

В начале ХХ века в русскую культуру входит авангардизм — новое искусство, породившее новую личность. Авангард меняет отношение к фигуре художника: из мастера, который создаёт полотно, он превращается в творца, рождающего само чистое искусство, может создать произведение искусства из любого материала. На первый план выходит не ценность произведения, а фигура творца. Идеология авангардизма вскоре охватила всю страну, а немногим позже в России вспыхнул огонь революции. Спасаясь от него, целая группа футуристов обосновалась в 1918 году во Владивостоке. Среди них были Николай Асеев, Сергей Третьяков, Виктор Бурлюк. Вскоре к ним присоединился и Давид Бурлюк.

Бурлюк Давид Давидович
Бурлюк Давид Давидович

К моменту прибытия в город-порт он успел потерять глаз, воспитать Маяковского, сбросить с корабля современности Пушкина и стать «отцом русского футуризма». Владивосток стал для него последним пунктом пребывания на родной земле — вскоре через Японию Бурлюк с семьёй эмигрировал в Америку.

Перед тем, как обосноваться во Владивостоке, Бурлюк объездил многие города Урала, Сибири и Дальнего Востока, пытаясь за лекции о футуризме выручить немного денег, которые тогда быстро теряли ценность. В конце концов, собрав жену и детей, поэт направился в Приморский край, где, как писал Михаил Щербаков, жизнь текла «тревожно острая, несуразная, переворотная и всё-таки какая-то… вальяжная и не трудная».

В переполненном грязном поезде Бурлюк заражается тифом. Не доехав до места назначения каких-то полторы сотни километров, семья вынуждена сойти на станции Никольск (ныне Уссурийск), и остановиться на пару месяцев.

Наконец осенью 1919 года Бурлюки добираются до Владивостока, где, впрочем, жить им тоже приходится в непростых условиях.

Николай Асеев, поэт, друг Давида Бурлюка:

«Бурлюк жил с двумя детками и женой за сопками, в рабочей слободке… в парикмахерской, брошенной владельцем. Комнаты были заняты нарами, книгами и холстом для картин. Бурлюк жил берложной жизнью».

Компания авангардистов во главе с Асеевым к тому времени создала во Владивостоке филиал ЛЕФа (Левого фронта искусств) — Литературно-художественное общество (ЛХО). Они обосновались в подвале гостиницы «Золотой рог» — сегодня в этом здании расположена Приморская краевая филармония.

Увлечённые футуристы стащили из гостиницы старые стулья, обили стены самым дешёвым зелёным китайским ситцем и открыли кафе «Балаганчик». Вскоре в нём появился и едва оправившейся от тифа Бурлюк.

Он активно участвовал во всех событиях и мероприятиях Общества: устраивал выставки, писал статьи для местных газет и альманаха ЛХО «Творчество», иллюстрировал свои и чужие работы.

Бурлюк Давид Давидович
Бурлюк Давид Давидович
Фоторепродукция с рисунка. Давид Давидович Бурлюк (работа Е.А. Афанасьевой, 1920 год). г. Владивосток, 1985 год.

«В кошнице гор Владивосток —
Ещё лишенный перьев света,
Когда, дрожа, в ладьи Восток
Стрелу вонзает Пересвета.
Дом — Мод
Рог — Гор.
Потоп! Потоп!
С
юда, объятые пожаром,
У мыса Амбр, гелиотроп
Клеят к стеклянной коже рам…»  Давид Бурлюк, 1919 год


Открытка. Владивосток. Здание ресторана и гостиницы «Золотой Рог». Издательство Торгового Дома братьев Синкевич. Владивосток. Начало ХХ века

Бурлюк устраивается работать директором в кафе «Би-ба-бо» на Светланской, 50. И даже здесь он продолжает делать то, что у него получается лучше всего — эпатировать публику. Поэт фиглярствует на сцене с разрисованным лицом, огромной вычурной серьгой в ухе и брюках с разноцветными штанинами — «сам себе плакат», по выражению Асеева. Вскоре о футуристах из «Балаганчика» заговорил весь город. Газеты обвиняли их в безвкусице и критиковали Бурлюка по поводу и без. Сам поэт не унывал — его имидж как авангардиста зиждился на провокации.

Открытка. Открытое письмо без текста с репродукцией работы художника Давида Бурлюка, выпущенное издательством Марии Бурлюк в г. Хэмптон Бэй, штат Нью-Йорк, США, 1956 год.


История, записанная Ф. Левиным со слов Н. Асеева:

«Однажды Бурлюк решил устроить выставку своих картин. Сняли зал, развесили полотна, навели последний лоск, заперли помещение и ушли ночевать в гостиницу. Как полагается, по городу висели афиши, все шло гладко. Но мрачный Бурлюк расхаживая по номеру, бормотал себе под нос: «Не пойдут… В первый день несколько человек придет, и все… Прогорим!». 

Подумав, он взял натянутый на подрамник чистый холст, вытащил из-под кровати свой несвежий носок и прикрепил его в центре холста. Отставил, полюбовался и удовлетворенно сказал: «Вот. Теперь хорошо! Это будет гвоздь выставки. У этого носка будет давка. О нем станут писать газеты. На выставку придет весь город. Здесь будут толпиться зрители и гадать, что хотел этим сказать художник»».

Бурлюк-художник во Владивостоке пробовал себя в разных жанрах живописи. К примеру, в фондах Музея истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева хранится написанный им в 1920 году портрет российского борца и авиатора И.М. Заикина. Тогда же он написал картину с бухтой Золотой Рог, которую лаконично назвал «Владивосток, 1920».

Пробыл Давид Бурлюк во Владивостоке около года: зимой 1920 года произошёл антиколчаковский мятеж, против мятежников выступили японские войска. Нужно было бежать из России. Перед отъездом в Соединённые Штаты Бурлюк успел пожить в Японии, где фактически основал направление японского футуризма.

 

Позже, занимаясь художественной деятельностью в Нью-Йорке, Давид не забывал родину, называл её главной своей музой и несколько раз пытался посетить СССР. Это удалось ему уже в эпоху оттепели. На легендарного «одноглазого сатира» собралась поглазеть вся столичная интеллигенция. Бурлюк разочаровал всех, явившись в образе серьезного художника в возрасте — ни цилиндра, ни цветастых шаровар, ни эпатажной речи. Давид Бурлюк умер на Лонг-Айленде в возрасте 85 лет. Замечательный уличный мастер и искуссник, как называл его Николай Асеев, он вписал своё имя в историю русского авангарда и города Владивостока.

При подготовке материала использованы источники:
1. Евдаев Н. Давид Бурлюк в Америке. – М.: Наука, 2002.
2. Марков В. М. Русский след в Японии. Давид Бурлюк - отец японского футуризма / Известия Восточного института. – 2007.
3. Марков В. «Линия фронта» Давида Бурлюка / эл. верс. газеты “Владивосток”. – 2012.
4. Виловатая Е.С., Крыловская И.И. Владивостокские страницы жизни и творчества Давида Бурлюка: по материалам коллекции приморского государственного объединённого музея им. В.К. Арсеньева / Фундаментальные исследования. – 2012. - №12
5. Корнилов С., Ленкова Е. Владивостокский период в жизни и творчестве Давида Бурлюка / Homo Legens. - №4. – 2013.
6. Асеев Н. Дневник поэта. - Л.: Прибой, 1929.
7. Турмов Г.П., Хисамутдинов А.А. Владивосток