Кофейный набор семьи Вальден

Каждый предмет в Музее готов рассказать о прошлом своих владельцев: хитросплетений их жизненного пути, взлётов и падений, встреч и расставаний. Опытный исследователь даже по одному экспонату может многое рассказать о том, как жили его хозяева, а уж когда вещей одной семьи в фондах оказывается несколько, то можно начинать писать увлекательную повесть. Именно так и получилось с предметами, которые принадлежали семье Вальден.

На Восток!

Первый Вальден на восточных рубежах Российской империи поселился через 9 лет после основания Владивостока – в 1869 году. Аксель Кириллович вместе с другими финским переселенцами прибыл на борту парусного брига «Император Александр II», командовал которым шкипер Фритольф Гек. Еще в Финляндии Аксель Вальден закончил Императорский Александровский (Гельсингфорсский) университет по специальности «провизор». Вместе с Акселем Кирилловичем на другой конец материка перебралась и его жена, которая, кстати, имела образование акушера.

Наталья Панкратьева, заведующая отделом фондов

«В Финляндии конца 19 века уровень жизни был довольно низким, а здесь можно было бесплатно получить много земли. Предположительно, сначала финны основались под Находкой, однако довольно скоро стало понятно, что жизнь фермеров в Приморской области крайне сложна − сказывалось почти полное отсутствие коммуникаций, огромные расстояния между населенными пунктами и постоянные нападения хунхузов. После неудачи в фермерстве, Вальдены перебрались на остров Аскольд, где им удалось заработать свой первый капитал».

Аксель Вальден — во втором ряду третий слева

Период первоначального накопления капитала у семьи занял два года – уже в 1871 году Аксель Кириллович приобретает землю во Владивостоке.

Практичный финн сразу направил ее в дело и в районе нынешней Первой Речки построил небольшую мельницу. Но уже через некоторое время вернулся к работе по специальности: стал аптекарем. Благодаря этому Аксель Кириллович смог скопить денег и перебраться в центр города, приобретя в собственность два дома (они до сих пор стоят в районе остановки Лазо).

Через шесть лет, после того, как семья Вальденов обосновалась во Владивостоке, её глава вместе со своим соотечественником Отто Линдгольмом открыли торговый дом «О.В. Линдгольм и Ко».

 Наталья Панкратьева, заведующая отделом фондов

«Хозяйство торгового дома состояло из золотых приисков острова Аскольд, усадьбы и большой мукомольной мельницы в селе Никольском, мельницы во Владивостоке, морских судов «Котик» и «Сибирь». Позднее было приобретено ещё одно судно, ставшее на пассажирскую линию между Японией и Владивостоком. Помимо этого компания занималась строительством маяков Токаревского и Поворотного, морского госпиталя, первого сухого дока во Владивостоке и торговой пристани».

Благодаря активности и предприимчивости Акселя Вальдена, семья в деньгах не нуждалась. Параллельно предприниматель нашел себя и в общественной деятельности: два срока (с1901 по 1902 года и с 1906 по 1912 года) он был гласным Думы города, членом Купеческого банка, открытого в 1907 году, Биржевого комитета и Приморского областного статистического комитета. В 1906-м его выбрали  председателем Думы города Владивостока. А, кроме того, Аксель Кириллович входит в Общество изучения Амурского края.

Приехав во Владивосток в возрасте 26 лет, господин Вальден застал расцвет города и во многом, сам способствовал ему. Аксель Кириллович скончался в 1920 году, через 51 год после переезда в Приморье. Кстати, некоторые источники указывают более раннюю дату его смерти: 1916 год.

Его сыну Францу Акселевичу в начале 20 годов, с началом Гражданской войны, пришлось покинуть Владивосток и переехать с семьей в Харбин.  Финальной точкой путешествия потомков Акселя Кирилловича стала Австралия и именно отсюда в фонды Музея поступили первые предметы семьи Вальден.

Франц Вальден с женой Анной Федоровной и Людмилой. Харбин, 1927 год

 

Сохранить наследие

В 2008 году заведующая реставрационной мастерской Музея Вера Кобко отправилась в научную командировку в Австралию, где и познакомилась с правнуком Акселя Вальдена – Игорем Гартунгом. Несмотря на то, что вся жизнь мужчины прошла вне России, русским языком он владеет и активно участвует во всем, что связано со страной его прадеда.

Наталья Панкратьева, заведующая отделом фондом.

«Игорь Гартунг в Австралию переехал в 18 лет, здесь получил образование геолога. Более 40 лет он проработал специалистом по индустриальным алмазам. После выхода в отставку, несколько лет господин Гартунг работал в Русском клубе. Будучи прекрасным кулинаром, Игорь Иванович занимался приготовлением русских традиционных блюд».

 Австралийские потомки семьи Вальденов память о Владивостоке и России хранят. Несмотря на то, что передать по наследству фамилию не удалось (у Франца Акселевича был только один ребенок – дочь), семья бережно пронесла через всё время эмиграции, через страны и континенты некоторые личные вещи деда: серебряный портсигар, кошелёк для монет, кофейный набор и серебряный подстаканник для стопки. Как вспоминает внук, у Франца Акселевича была традиция выпить перед обедом традиционного русского горячительного напитка именно из неё. Кстати, подстаканник со стопкой поступили в фонд Музея только в 2017 году.

Все вещи, хранящиеся в фондах, – очень тонкой работы. Серебряный портсигар с накладками из золота, скорее всего, был произведён в начале 20 века. Однако установить клеймо производителя сейчас невозможно – оно стёрлось за давностью лет. Однако видно, что вещью активно пользовались и обновляли к памятным датам и событиям.

Наталья Панкратьева, заведующая отделом фондов.

«Сверху на крышке портсигара мы видим накладки из золота с инициалами владельца и слово «Mary» (первая жена Франца) и «Крошка» (так называл он свою вторую жену Анну Федоровну). Также здесь есть гравировка с кличкой собаки −  «Бомба». Предположительно, благородный металл для украшения был добыт в Приморье. Возможно, даже на острове Аскольд. Но сейчас мы не можем точно установить, так это было или нет, и потому утверждение существует только на уровне предположения».

А вот сказать, кто был создателем серебряного кошелька, можно довольно точно – клеймо питерского мастера Кипельпелейна Матиаса Генриха хорошо различимо. Скорее всего, кошелёк был выписан по каталогу (такую услугу предоставлял, например, торговый дом Кунста и Альберса).

Кофейная пара, выполненная в технике перегородчатой эмали, один из самых дорогих экспонатов в этом наборе. Это продукция довольно известной ювелирной мастерской Кубарева.

Наталья Панкратьева, заведующая отделом фондов.

«Кофейная чашка и блюдце выполнены в неорусском стиле, который тогда был крайне популярен не только в декоративно-прикладном искусстве, но и в архитектуре и даже одежде. По прямому назначению сервис использовался редко, в те времена даже зажиточная семья не могла себе позволить регулярно покупать такие вещи.

В 90-е годы и начале 2000-х мы активно исследовали судьбы мигрантов первой волны. Ещё были живы внуки, которые помнили дедушек и бабушек, помнили Россию. Игорь Иванович и Ирина Ивановна, правнуки Акселя Вальдена, ещё владеют русским языком. Именно представители этого поколения совместно с сотрудниками музея, провели исследование истории своей семьи, узнали о той значительной роли, которую играл их прадед в становлении Владивостока, и решили, что семейные реликвии должны напомнить современным жителям города об одном из достойных «отцов-основателей», чьё имя в советский период было забыто».