Человек
Пространство
Время
Приморский музей
имени Арсеньева

Цитаты из Музейной лавки: Японская мозаика Владивостока

14 сентября 2014

С момента основания города Владивостока благодаря его пограничному и портовому положению здесь часто можно было видеть представителей разнообразных культур – чаще всего, конечно, азиатских. Они оказали – и продолжают оказывать – значительное влияние на историю города и края.

Японцев по сравнению с китайцами и корейцами во Владивостоке всегда было мало. Первые приезжие появились в городе в конце 60-х годов XIX века. В 1876 году во Владивостоке открылось японское торговое представительство, в обязанности которого входили во многом консульские функции. Резко увеличилось количество японцев в городе в 1890-е годы: были установлены регулярные пароходные рейсы «Нихон юсэн кайся» по маршруту Нагасаки–Владивосток–Кобэ. К 1903 году во Владивостоке было 281 предприятие, из них 92 принадлежало японцам. Перед русско–японской войной 1904–1905 годов японцев в городе проживало около 3 тысяч. Во время войны все они уехали из Владивостока. Когда началась Первая мировая война, Япония и Россия стали союзниками. Затем, после Октябрьской революции 1917 года наступил печальный для Приморского края период интервенции Англии и Японии. В это время количество японцев во Владивостоке значительно возросло, однако в октябре 1922 года почти все они покинули город. После этого шаткие отношения между Японией и СССР стали постепенно налаживаться, однако предшествующие Второй мировой войне события полностью разрушили установленные связи, и в 1937 году все японцы были высланы из Владивостока.

Вновь появляются японские переселенцы в столице Приморья больше чем через полвека, когда Владивосток перестает быть закрытым городом. И сейчас тема японского наследия нашего города становится всё более популярной. Сегодня публикуем отрывки из «Японской мозаики Владивостока» – книги крупнейшего японоведа Приморья Зои Фёдоровны Моргун, вышедшей в печать только в июле 2014 года. Это первое научно-популярное издание такого формата, посвященное истории жизни японцев во Владивостоке от появления их в только создающемся городе в середине 1860-х годов и до выезда на родину в 1937 году.

 

<…Министерство иностранных дел Японии командировало своего штатного сотрудника Сэваки Хисато для ознакомления с положением дел в порту Владивосток, перспектива которого как опорной точки России на Тихоокеанском побережье уже просматривалась. Сэваки был первым японцем, оставившим заметки после своего посещения Владивостока. Важным событием для Сэваки стало знакомство с американцем Генри Купером, который принял его за японского консула. На примере семьи Купера Сэваки сделал вывод, что Владивосток развивается как интернациональный город. Он записал, что для восьмилетнего сына тот нанял учителя то ли маньчжура, то ли китайца, для семилетнего – корейца, а для пятилетнего – русского. «Случалось, что, когда трое братьев играли вместе, они совершенно не понимали друг друга. Лишь старший говорил и на маньчжурском, и на корейском языках. Ещё у них была убежавшая из Кореи служанка, которая говорила и по-корейски, и по-русски». Молодые и старые жители Владивостока говорили, как правило, на трёх-четырёх языках…>

<…Специально для русских на противоположном берегу от Нагасаки, в деревне Инаса была построена база для проживания русских моряков. В 1860 г. по ходатайству России открыли публичный дом для военных моряков, получивший название «Дом отдыха русских матросов». Молодые японки знакомились с русскими моряками и, очарованные их рассказами о молодом городе на берегах туманного материка, отправлялись искать свою судьбу в неведомых краях вместе с русскими на русском судне…>

<…Сохранилось мало свидетельств того, как жили японцы во Владивостоке в начальный период после установления советско-японских отношений (1925-1929 гг.). По воспоминаниям Ирино Рэйко, вдовы Ирино Владимира Ёсиро, можно частично восстановить картину повседневной жизни. Холодными зимними днями в доме Ирино, директора торгового дома «Судзуки сётен», собирались жёны консула Ямагути Нака, владельца магазина алкогольных напитков «Кимура сётен», магазина «Симада сётен» и другие женщины. Они готовили китайские пельмени, играли в «ханафуда» – японские игральные карты…>

<…В 1938 г. обстановка вокруг Японского Генерального консульства во Владивостоке становилась всё более напряженной. Генеральный консул Ситида Мотохару докладывал министру иностранных дел Японии о трудностях общения консульства с представителями МИД СССР, плохой работе телефонов и невозможности общения с органами. Ситида описывает несколько случаев, когда арестовывались и бесследно исчезали русские, имевшие даже самые минимальные контакты с японцами.…>

 

Кандидат исторических наук, доцент кафедры японоведения Школы региональных и международных исследований ДВФУ Зоя Фёдоровна Моргун почти всю свою жизнь посвятила изучению и освящению истории и культуры Японии в целом и конкретно теме японского наследия во Владивостоке. При её непосредственном участии отмечены памятными табличками и памятным знаком места, связанные с историей проживания японцев в городе. Она является автором комментариев к карте-путеводителю по местам Владивостока, связанным с японо-российскими отношениями, которая была издана в 2011 году при поддержке Генконсульства Японии совместно с Приморским государственным музеем им. В.К. Арсеньева. Зоя Фёдоровна награждена званием «Почётный работник высшего профессионального образования РФ» и Почётной грамотой министра иностранных дел Японии за содействие развитию взаимопонимания и дружественных отношений между Японией и Россией.

Собиралась «Японская мозаика Владивостока» на протяжении двадцати с лишним лет. А увидела свет книга в этом году благодаря Музею Арсеньева: сотрудники Музея принимали непосредственное участие в создании издания. Фактически пока это единственная столь масштабная работа, посвященная отношениям города Владивостока с Японией. Уже сейчас ведется перевод книги на японский язык.

Издание основано на материалах архивов, публикациях, прессе того времени, дневниках и семейных архивах, а также воспоминаниях родственников по рассказам старшего поколения о жизни на берегах бухты Золотой Рог. Иллюстрируют рассказ о быте японцев и картине жизни города тех лет фотографии прошлого.

Автор рассказывает истории как о жизни и положении японцев в крае в целом, так и о судьбах отдельных людей. Общая историческая справка о периоде первого появления японцев на Дальнем Востоке дополняется воспоминаниями о Владивостоке Сэваки Хисато – первого коммерческого агента, прибывшего для оценки рынка города. Завораживает описание судьбы японки по имени О-Эй, которая оставила заметный след в истории связей Нагасаки и Владивостока, проявляют детали принципиальной несхожести двух культур страницы из дневника Хориэ Сёдзо. Все это позволяет наиболее полно ощутить и представить, как в действительности выглядела японская мозаика Владивостока, охватившая период чуть меньше века.

Приобрести книгу можно в музейной лавке – ул. Светланская, 20, тел. 8 (423) 2-414-082.

Текст − Елизавета ДРОБЫШЕВА

Просмотров: 1576
×