Ночь в радиорубке

12 ноября

Время летит очень быстро. Вот и наступила  32-я годовщина со дня пожара на судне и проведения спасательной операции 293 детей плюс руководителей детского круиза и женского персонала экипажа.

В ту ночь на шлюпки было оперативно посажено свыше 400 человек в течение 20 минут, что показывает высокий профессионализм экипажа.  Приморский музей имени В.К.Арсеньева публикует воспоминания тех, кого, так или иначе, коснулись те события.   Сегодня публикуем отрывки из дневника Бориса Мисюка, наблюдавшего за пожаром в радиорубке плавбазы «Томск».

«10 ноября 1986 года, понедельник.  Японское море, район промысла сельди-иваси, ночь, 0 часов, 42 минуты владивостокского времени. В эфир врывается SOS с борта пассажирского теплохода «Туркмения»: горит машинное отделение! Судно примерно в 40 милях от берега, до Находки и Преображения – по 55 миль. На борту около 300 детей, это школьники на каникулах.

Наш штаб промыслового района находится на борту преображенской плавбазы «Томск», начальник радиостанции , которому не спалось, ремонтировал в радиорубке магнитофон и SOS услышал одним из первых, сообщил вахтенному помощнику капитана, тот по карте прикинул – 120 миль, капитан-директору сообщил, не пошли – далеко, восемь часов ходу. Радист еле дозвался «Флотинспекцию», работающую как судно-спасатель в нашем районе. На этой аварийной частоте 2182 кГц и я не мог её дозваться дня три назад. Ближе всех к «Туркмении» оказался камчатский сейнер-траулер СТР «Важгорск», он подошёл и при 3-балльном море стал вылавливать спасательные шлюпки с детьми.

В это время на связь вышел какой-то начальник из ДВМП, Дальневосточного морского пароходства, и приказал «Туркмении» ждать пароходского спасателя. Т.е. наплевал на детей на горящем судне и позаботился о денежных расходах своей конторы. Тут же вышел на связь начальник промыслового района Михаил Антонович Кожемяко и сказал «Важгорску» не обращать внимания и продолжать спасательные работы. В полпятого утра подошла сахалинская плавбаза «Прибалтика», высадила на борт «Туркмении» аварийную партию и стала тушить пожар. Позже подошли наш спасатель и аж два пароходских.

В 9:00 докладывает «Важгорск»: вроде все шлюпки подняли, плоты тоже вроде все. Мы, сидя в радиорубке, бесились: «Вроде»! Ничего себе! Это о детях! Запрашивают из «Дальрыбы»: Дети как? «Важгорск» отвечает: Дети вроде все просчитываются, директор круиза пофамильно пересчитал. Через какое-то время ещё один проснувшийся начальник: «Все или не все? Пересчитайте! ««Важгорск»: Рано говорить, не всех ещё подняли, пересчитать не можем. Сами представьте – почти 300 человек на сейнере…

Капитан-директор п/б «Прибалтика» назначен руководителем спасательных работ, он докладывает: Воды поступает больше, чем откачивают. Около 25 человек экипажа ещё на борту «Туркмении», ветер северо-восточный 8 баллов… Один за другим выходят на связь просыпающиеся начальники – из «Дальрыбы», из ДВМП – и все требуют точной цифры спасённых. Бедный «Важгорск» едва успевает отвечать. Судов на пожар сбежалось много. На борту пассажирского теплохода «Антонина Нежданова» оказались 9 женщин из экипажа «Туркмении» и 14-летний Сергей Никулин, сын какого-то начальника из Находки, на «Прибалтике» – 6 человек.

К обеду «Важгорск», наконец, ошвартовался у морского вокзала Находки и сообщил: привезли 282 школьника и пересадили на лайнер «Приамурье», который повезёт их во Владивосток. Раз 15–20, говорит, пересчитывали, не сходится что-то. Мы с флагманским специалистом Виктором Богдановым (у него два сына во Владивостоке) сидим у приёмников. Через час-полтора «Важгорск», наконец, докладывает: детей на борту было 292, с тем Никулиным – 293. Все спасены, все!!! Это около 14:00. А в 16:30 мне удалось позвонить по радиотелефону во Владивосток жене. Наш Серёга, слава Богу, никуда не ездил. Вот только когда окончательно отлегло…»