Как Ниэнку свой цзайгда нашел, или одно музейное расследование

15 апреля

Встречи представителей разных культур всегда вызывали и вызывают удивление и интерес. Так было и с Арсеньевым, когда в 1906 году он познакомился с представителями одного из коренных этносов нашего края – удэхе. В ходе многочисленных экспедиций им были собраны обширные сведения об этом народе и коллекция предметов его традиционной культуры, в основе которой лежало анимистическое мировоззрение и шаманизм. Исконные жители нашего региона считали, что весь мир одухотворен, и всё живое и неживое в природе и космосе имеет свою душу, включая природные стихии. Для того, чтобы жить с природой в согласии, нужно было выстраивать отношения между миром людей и миром духов, что породило одну из древнейших форм верований – шаманизм. Шаман лучше всех разбирался в устройстве мироздания этноса, отраженного в пантеоне многочисленных «богов» и духов, которые обрели материальное обличие в виде деревянной культовой скульптуры.

Первые исследователи коренных народов именовали эти скульптурные образы по-разному: онгоны, сывыны, бурханы, сеоны, идолы. Владимир Клавдиевич в одном из своих путевых дневников написал, что орочи и удэхейцы называют «севоном» духа, помогающего шаману, а «севохи» именуют изображение духа. В настоящее время термин «сэвэн» употребляют для обозначения как духа – разумного, активно действующего, но бесплотного существа, обладающего магической силой, так и его скульптурного изображения – образа, явившегося шаману, в качестве вместилища этого духа.

Сэвэны, как правило, были полифункциональны и помогали в зависимости от ситуации и необходимости. По внешнему облику они походили на человека (антропоморфны), зверя (зооморфны), абстрактную геометрию или представляли их комбинацию.

В собрании негативов из фонда В.К. Арсеньева в архиве Общества изучения Амурского края (ОИАК) один из снимков вызвал особый интерес, потому что на нем запечатлен сэвэн Ниэнку, в настоящее время экспонирующийся у нас в музее на выставке «В поисках страны Удэхе». Эта выставка создана совместно с ОИАК и Хабаровским краевым музеем им. Н.И. Гродекова и на ней много экспонатов из фондов наших партнеров.

Надо сказать, что наш «гость» довольно активный путешественник. В действующую ныне экспозицию он прибыл не из залов родного Гродековского музея, а по окончании выставочного турне Оренбург-Пермь. До этого не только экспонировался в ХКМ (1982 и 1993 гг.), но и на выставке «Краски земли Дерсу» (2014) в Российском этнографическом музее (г. Санкт-Петербург).

Что же это за удивительный персонаж?

Ученый – этнограф С.В. Березницкий относит севохи ниэнку к категории шаманских охотничьих амулетов. В своей книге «Этнические компоненты верований и ритуалов коренных народов амуро-сахалинского региона» (2003) он пишет:

«Для получения удачи на промысле удэгейский шаман изготавливал фигурку духа ниэнку. Шаман посылает этого сэвэна для того, чтобы он отогнал злых духов и пригнал зверя с отметиной или пятном к охотнику».

 

Если сэвэн выполняет свое предназначение, его «благодарят и угощают кровью из сердца добытого зверя, кусочком сала, кусочком из носа и уха», как отмечено в дневнике Арсеньева.

Фотографии и описание Ниэнку из сборов В.К. Арсеньева есть в иллюстрированных каталогах «Севены» (2012) и «Удэгейцы» (2016), выпущенных ХКМ им. Н.И. Гродекова.

Сэвэн Ниэнку. 2-я половина XIX века.

Антропо-зооморфное изображение (человек с медвежьей головой). Голова массивная, с вытянутой вперед и вниз пастью, заканчивается поперечным срезом, на котором горизонтальной длинной насечкой обозначен рот; глаза – из небольших голубых бусин, закрепленных гвоздями. Туловище длинное, уплощенное с боков; плечи широкие, массивные; верхние конечности опущены вниз на расстоянии от туловища, согнуты в локтях; ноги короткие, ступни с острыми носками и выгнутыми подошвами. На животе приклеены два изображения ящериц из кожи головами вверх. Сэвэн тонирован черной краской. На шее завязан кожаный шнурок.

Дерево, кожа, стеклянные бусины, металл, резьба, тонирование. 29х12х11
Сборы В.К. Арсеньева в ноябре 1907 г. на р. Кусун.
Сохранность: одна кожаная ящерица утрачена, у другой отсутствует хвост.

Удивило то, что в этих каталогах и на выставке сэвэн представлен одной фигуркой, а на снимке Арсеньева у него на плече висит связка остро отструганных палочек с навершием в виде голов.

Что означала эта оснастка сэвэна? Ответ дал сам Владимир Клавдиевич, оставивший описание Ниэнку в каталоге «Орочи-Удэhе» Гродековского музея (1913г.), который был составлен им – директором музея, и консерватором музея – В.В. Домбровским и подготовлен к печати, но не издан. Возможно, этому помешала Первая мировая война, разразившаяся в 1914г., возможно, были иные причины. Издание осуществили сотрудники ХКМ им. Н.И. Гродекова уже в 2005 г. на основе сохранившегося первого машинописного экземпляра. Однако о наличии снимков к каталогу тогда было неизвестно, поэтому он не иллюстрирован. И вот сейчас мы можем соединить описание Ниэнку и обнаруженные негативы. Снимок со спины дает возможность хорошо разглядеть атрибуты этого человеко-медведя.

Описание № 27 (5378) из Каталога «Орочи-Удэхе» (2005):

«Сэвохи Ниэнку» изображает человека с медвежьей головою. Две ящерицы на его груди – это его собаки, они защищают грудь севохи.

На спине семь цзайгда, то есть семь человеческих голов, лица которых мажутся кровью убитого зверя. 

Сделан по указанию шамана орочу, который не имел удачи на охоте вследствие козней черта.

Р. Кусун. 1907 год, ноябрь. От Капитана Арсеньева».

 

Получается, что наш Ниэнку во время своих музейных странствий или в борьбе с чертом окзо потерял не только одну свою собаку (ящерицу), но и цзайгда – вместилище для своего духа-покровителя. И долго оставался без их защиты.

Однако теперь, зная, как выглядит потеря, мы решили, что сможем найти ее среди оброненных в разное время музейных предметов. Поиски увенчались успехом – в каталоге «Сэвэны» под № 338 помещен снимок и описание, которые соответствуют цзайгда, утраченным нашим знакомцем.

 

Сэвэн. Конец XIX – начало ХХв. Ульчи (?) Семь одинаковых антропоморфных изображений, связанных в ряд х\б нитью. Туловище цилиндрическое, конечности отсутствуют. Голова имеет остроконечное трехгранное навершие. Лицо моделировано тремя горизонтальными выемками, образующими глаза и рот. Фигуры связаны двумя рядами нити в углубления у нижнего края и в области шеи, тонированы черной краской. Дерево, сухожильная нить, краска; резьба, тонирование. 6,2 х 6,9 х 0,8 . Поступил до 1920-х годов.

Так появилась возможность вновь соединить две магические сущности, когда-то созданные шаманом, и по возвращении домой в Хабаровск из творческой командировки во Владивостоке «путешественник» Ниэнку снова обретет свой счастливый амулет.

Музейный мир полон тайн, загадок, находок и открытий. А исследовательские поиски иногда похожи на маленький детектив или на полусказочные истории со счастливым концом, которые вселяют надежду, что когда-нибудь отыщется и книга Владимира Клавдиевича Арсеньева об удивительной стране удэхе, куда всегда стремилась его душа.

Вера Кавецкая,
зав. отделом исследований Приморского музея им. В.К.Арсеньева

Материал подготовлен в рамках грантового проекта, в котором победил Приморский музей имени Арсеньева. Конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда В. Потанина.

Материалы на сайте Музея по теме: