Сценическое платье Елизаветы Чалеевой-Бельской

26 сентября 2014

Одним далёким осенним вечером гость, зашедший в Дом-Музей чиновника Суханова и с любопытством принявший предложение посетить выставку «Дневник прабабушки» о жизни молодой девушки из Владивостока 20-х годов XX века с удивлением подошёл к витрине с платьем, явно не принадлежавшем юной ученице Фармшколы. «Сценический костюм Елизаветы Ивановны Чалеевой-Бельской» – прочитал наш Посетитель и на время остановлся в задумчивости.

Елизавета Чалеева-Бельская (1880-1966) – актриса Приморского краевого драматического театра имени Максима Горького, Заслуженная артистка РСФСР. «Послужной список» Елизаветы Ивановны включает в себя игру в театрах более чем тридцати городов, двухлетний боевой путь от Поволжья до Кавказских гор в красноармейской труппе 10-й Армии и больше тысячи сыгранных характеров и судеб самых разных и часто самых непростых героинь. Первый театральный сезон Чалеевой-Бельской во Владивостоке начался в 1905 году, а навсегда она вернулась в город только в 1936. Всю жизнь актриса дарила зрителям свой талант, открывала перед ними сердце и душу, и сегодня Елизавета Чалеева-Бельская – одна из легендарных личностей Владивостокского театра.

В 1961 году актриса передала часть своих личных вещей, документов, фотографий в Государственный краевой архив и в Музей имени Арсеньева.

Можно предположить, что в этом платье Елизавета играла одну из своих глубоких и серьёзных ролей. Однако почему же всё-таки её сценических костюм выставлен в экспозиции, созданной на основе дневниковых записей о своей жизни и городской действительности прабабушки одной из молодых жительниц нашего города?

Если наш Посетитель осмотрелся чуть внимательнее, он понял – весь зал посвящен театральному городу того времени. Объясняется это просто: Надя Борисова, героиня выставки, оптимистична и активна, с удовольствием учится в ФАРТе, общается с друзьями и со своим возлюбленным, проводит время в Губздраве – культурном центре для «медицинской молодежи» города, выезжает с однокурсниками на экскурсии – и очень много ходит в театр.

Театр занимал огромное место в жизни этой самой обычной, но вместе с тем несомненно наделённой глубокой индивидуальностью девушки. Первая запись в её дневнике посвящена впечатлениям от просмотренных театральных постановок гастролирующего в тот момент во Владивостоке Харбинского театра комической оперы. Из заявленных в афише 25 спектаклей Надя побывала на 13 – причём особо полюбившиеся пьески она пересматривала по два, а некоторые и по три раза!

Как и многие современные девушки, Наденька с присущей юности наивностью и очаровательностью влюбляется в актёров – кстати, информация об актёрах того периода, которую она записывала в своём дневнике, оказалась  почти бесценной для исследователей. Но главное, конечно, не исторические факты, а описание эмоций и переживаний. Девушка отправляет письмо любимому актёру, а потом трижды ходит на почту проверять – нет ли ответа. Потом в дневнике появится запись: «Ответа нет, Легков уехал, так что ждать больше нечего. Прощай, мир праху твоему». Иногда она посмеивается над собой: «Вместо того, чтобы учить геометрию или писать папе письмо я занимаюсь вздохами об артистах. Когда я поумнею?» – задаёт себе вопрос Надя. Позже место эмоционального центра в её жизни займут друзья и любимый человек, но она не раз ещё напишет: «Страшно скучаю без театра и без музыки».

Платье уже успевшей заработать себе к тому времени крупное театральное имя Чалеевой-Бельской – кумира Надежды – как раз иллюстрирует нам тот мир театрального Владивостока, про который с таким восторженным трепетом пишет в своём дневнике  Наденька Борисова.

На 1917 год в городе было открыто и работало 13 театров. На развитие и становление театра во Владивостоке оказали влияние различные факторы: близость к эпицентру военных действий русско-японской войны, удалённость от центра и политика правительства по отношению к развитию края. Театральный налог с билетов для входа на публичные увеселения и зрелища крайне губительно отразился на делах местных трупп. В то же время Дальний Восток наводнили гастролёры. Театр начала XX века развивался, чутко реагируя на все политические, социальные и экономические перемены и испытывая влияние общего комплекса идей и настроений времени, воин и революций.

Это было время, когда правильно сказанное слово могло изменить жизнь человека, а порой и многих людей. Елизавета Чалеева-Бельская, несомненно, талантливая актриса, всю жизнь посвятившая театру, своими ролями оказывала огромное влияние и на театральную общественность в целом, и на конкретную Наденьку Борисову. Главное, разумеется, это глубина и искренность исполнения, а не реквизит или платья, в которых она выступала, но именно эти вещественные доказательства прошлого позволяют нам перенестись в то время, когда вся «медицинская молодежь» Владивостока приходит веселиться в Губздрав, а одна двадцатилетняя девушка переживает первые эмоциональные привязанности в своей жизни.

Наш Посетитель, уже разобравшись во всем, внимательно изучил экспозицию, перешёл в соседний зал и снова остановился в недоумении. Бразилия? Ах, да. Сестёр Борисовых было трое – Надя, Зина и Галя, средняя из которых, в замужестве Зинаида Боргест, вместе с семьей в 1939 году покинула Владивосток и после долгих испытаний осталась жить в Бразилии, и только через более чем семь десятков лет две части семьи в разных частях света узнали друг о друге, но это – уже совсем другая история…

Елизавета ДРОБЫШЕВА

Экспонат поступил в 1961 г. от Елизаветы Чалеевой-Бельской. На данный момент находится в фондах Музея.